Утончённое эхо Дао

В китайской философии отсутствует привычное нам понятие «судьбы» с её фатальной неотвратимостью и предопределённостью. Человек свершает свой жизненный путь – Дао, послушный и согласный таинственным законам творения. В пору учёбы в Камчатском музыкальном училище (ныне колледже искусств), увлекаясь чтением китайской средневековой литературы, услышала ли зов своего Дао студентка-скрипачка Анна Дядина? Почувствовала ли, что  жизненный путь приведёт её в Китай?

 В Китае – Анна Дядина (ныне Ганина) много лет живёт вместе с мужем, художником Владимиром Ганиным. Её профессиональные достижения уже сами по себе могли стать примером для подрастающего поколения студентов-музыкантов и достойным поводом для статьи. Анна ведёт наполненную творческую жизнь, является доцентом кафедры скрипки Хунанского Института Наук и Технологий, преподавателем Учебного центра в Опера Хауз г. Гуанчжоу (третьем по масштабу городе в КНР), активно выступает в концертах этого крупнейшего оперного театра Китая. Всё вышеперечисленное вполне соответствует европейским критериям успешности профессиональной карьеры и благополучия жизненной судьбы. Но истинным мерилом и знаком наполненности, одухотворённости бытия Анны Ганиной стали стихи, которые, по её словам, «пришли к ней в 2013 году».  Как всё истинно талантливое, естественное и непреднамеренное, сочиняемые Анной стихи нашли отклик среди ценителей поэзии. Они публикуются в поэтических альманахах, получают высокие награды. В 2016г. произведения Анны Ганиной были удостоены престижнейшей премии «Наследие», учреждённой Российским Императорским домом и Российским союзом писателей.

Сбившись в привычное русло «успехов и наград», вернёмся к Дао. Согласно древней китайской мудрости, «слова одухотворённых людей, что утончённое эхо Дао». Таковыми и представляются нам стихи Анны Ганиной – «русского поэта в китайском пространстве». Анна – поэт-музыкант, и это особенно чувствуется в её поэтических миниатюрах, посвящённых музыке:

 

Шопен. Концерт ми минор.

Крестом от тени – луч,
Шопен вольет пассаж-морендо
В басовый темный ключ.
Не отпускай руки,
Когда в кадансе рвут
От пианиссимо в крещендо
Скрестившие аккорд клинки.

Живой водой –
Побочная виолончели –
Наполнит жаждущих струна.
Где трели струнных пролетели
И пальцы вынули из дна
Живой Грааль клавиатуры,
И том истёртой партитуры –
Ворота в прежние века.

Не отпускай руки.
Репризы легионы
Сольются в замкнутый хорал
Полифонических законов.
В старинный польский храм
Уходит кода шаго-мерно.
Войди в него и там  умри –
Авроры тень трепещет бледно.
Туда шаги.

1.11.2016

Всякий, кто прочитает путеводитель по Камчатке для туристов и стихи Анны Ганиной, посвящённые красивейшему водопаду на северо-западном склоне вулкана Вилючинский, при сравнении, несомненно, почувствует высокую прелесть истинной поэзии:

 

Вилючинский водопад

Струясь и падая с обрыва каждый миг,
Без сожаления несут в себе стихии
Осколки радуги в чернеющий ледник
Гранитно-бурых скал, в предгория глухие.

Без страха суеты, пронзительным полетом
Вода, как крыльями, воздушный режет путь,
И рокот в глубине расщелины потоком
Пропитывает скалы, как живая ртуть,

Чтоб стать еще живей. Всечастным возрожденьем
Альпийские луга напоены водой,
И вечный эдельвейс внезапным появленьем
Обычным чудом ждет под шапкой ледяной.

Обычно чудо гор. Чуть зримая дорожка
Сквозь валуны ведет к земному алтарю.
И исcтупление, привычное немножко,
Поёт внутри – Тебя благодарю!

26.08.2016
Камчатка

Драгоценная часть поэтического творчества Анны Ганиной – цикл стихов «24 времени года. Китайский солнечный календарь». Вот как комментирует замысел поэтического цикла автор:

«Еще живя на Камчатке, в Краевой библиотеке я перечитала довольно много интереснейшей китайской литературы средних веков в прекрасных переводах. Конечно, тогда и думать не могла, что окажусь в Китае. Цикл 24 времени года – это китайский солнечный календарь, его еще называют аграрным или лунным. Подобные 24-х-сезонные календари, как выяснилось, есть и в Корее, и в Японии, но пришли они из Китая. Все сезоны имеют определённые временные промежутки, состояния природы удивительно соответствуют их традиционному поэтическому описанию. В китайской культуре каждому важному и не очень важному событию в быту и природе присущи свои символы, пришедшие из глубины истории или верований, наблюдений за природой или поэтической традиции. Я взяла символику каждого из временных сезонов и, собственно, состояние природы на тот момент. Цикл так и писался – в течение года. В заглавии каждого стиха – название сезона по-китайски, затем русский перевод».

ЛиЦю Начало осени

Под небесами – царство зноя.
Сильней и тяжелее звон цикад,
Озёра и пруды затягивает ряска,
Цветенье лотосов и лилий на воде…
А ночью серебрится Млечный Путь,
И тянет свежим ветерком от неба.
Внезапно примолкают птицы,
И, словно сказочным платком,
Накроет утренний туман прохладой
Листы и отражения цветов в тёплой воде.

19.09.2015

 

ЦюФэнь Осеннее равноденствие

Опавший лист магнолии в ладони –
Комок пожухлых алых парусов –
Остался огоньком в сырой погоде
И лодочкой созвездия Весов.

Осенний сад меняет свой покров,
Сменяясь, лист календаря дрожит,
На лодочке созвездия Весов
Такой же равный ночи день лежит.

2.10.2014

 

ЛиСя Начало лета

Магнолии цветут – я весь в смятенье –
И дни и ночи напролет без сна –
Живой огонь несет в себе весна,
В мое безумное сопротивленье, 
Костры и угли раздувая до красна.

Живых дождей целительные силы
Срывают старые одежды лет,
Смывают зимних бурь холодный след,
И путь мой одинокий и унылый
Легко уводит в теплый летний свет.

18.05.2015

Приведём и отзыв о стихах Анны Ганиной российского дирижёра, композитора, пианиста и философа Михаила Аркадьева:

«… Поэзия её насыщена пронзительным ощущением китайской природы, всего живого. Ганина удивительным, и при этом естественным образом примыкает к древней великой традиции Китайской пейзажной лирики. Лирика эта несёт в себе нечто абсолютно личное, и одновременно космическое…. Это знак подлинности, знак погружения в саму стихию поэзии, где любовь, природа, смерть, возрождение перетекают бесконечно одно в другое. Обратите внимание как в этих прекрасных стихах свет и тень, Инь и Ян органично сплетены в музыкальные аккорды, как разные голоса вплетены в непрерывность времени и пульс, почти как в любимой и исполняемой Анной Ганиной Чаконе Себастьяна Баха.

 

Мост Ю-Лон

Черепаха зелёную муть рассекает,
Карпы пёстрые тихо уходят в глубины,
Как недвижимы воды без летних дождей,
И незыблемы скалы окрестных холмов…
Мост из камня – века и гранит –
Помнит стук колесниц,
И старинных любовных напевов мотивы,
И следы стольких ног стынут в серых ступенях,
И хранит их надёжнее свитков семейных
Старый мостик свиданий Драконов и Птиц.

2.09.2014

 

Холодные дни

Холодные дни.
И тянет февральским морозом
Сквозь двери и щели.
Звенит по утрам на траве
Серебряный иней.
Но видишь, –
Ростки на полях –
Сквозь зябкую водную гладь
Проклюнулся рис!
И пробуют голос дрозды
По-весеннему нежно,
И распускает цветы свои
Белый ЮнЛан..

20.02.2014

 

В заключение публикуем автобиографические заметки Анны Ганиной. Несмотря на их беглость и краткость, они, безусловно, ценнее любого, даже самого скрупулёзного, рассказа со стороны. В повествовании Анны присутствует «лёгкая поступь» человека, услышавшего своё Дао:

«Я родилась в Костроме, но осознанное детство прошло на Северном Кавказе, как раз не далеко от Будённого. В 80-х родители внезапно решили изменить жизнь и переехали на Камчатку. Уже в Петропавловске-Камчатском я закончила ДМШ №2 (класс скрипки) у Светланы Романовны Асаниной, но решено было продолжать обучение, и я оказалась в классе Георгия Александровича Аввакумова, а потом – Елены Георгиевны Щукиной (концертмейстером в классе была Людмила Николаевна Сябренко). Не заиграть было невозможно, и я с огромной любовью вспоминаю уроки, прекрасных педагогов и своих друзей по музыкальной школе. Где-то есть диплом о победе на Камчатском Областном конкурсе…

Потом было Камчатское музыкальное училище. Думаю, почти всех, кто туда попадал, вдруг охватывало чувство, что ты оказался на своём месте и среди своих. И конечно, колоссальное везение –  преподавательский состав… Теперь, став учить музыке студентов, оборачиваясь на моих учителей, как часто я их вспоминаю!   Нас любили по-настоящему, несмотря на вредный подростковый период (поступали мы совсем детьми).  Учили, носились, как с “писаными торбами», и всё это с интересом и настоящей преданностью Её Величеству музыке и нам, таким ещё неотёсанным и зелёным. Скорей всего, там же всему и научили.  Во Владивостоке, в институте искусств потом обзывали камчадалов «большими художниками». А ведь так и лепили из нас – музыкантов… Мало, где ещё так лепят.

В музыкальном училище дневали и ночевали. С ночёвками – учили клавиры, пробирались в большой зал поиграть на сцене камерный ансамбль…  Днём – уроки, занятия. А какие закатывали капустники!.. Первые Джазовые фестивали на Камчатке!

На четвёртом курсе художественный руководитель и дирижёр Камчатского камерного оркестра Георгий Александрович Аввакумов позвал в свой оркестр. Выпуск у Татьяны Анатольевны Шишовой.

После училища я год работала в Елизовской музыкальной школе. На уроки приходила крошечная моя первоклашка Ниночка Ким…

Потом был Владивосток – Институт Искусств. В 90-е годы учёба была совсем уже «на краешке» – на первый курс поступило 11 человек, выпустилось три.

После выпуска  один год я работала в галерее современного искусства – муж Владимир Ганин – известный молодой художник – пристроил «для поддержания штанов в семье».

Неожиданно поступает предложение поехать в Китай по «обмену» – до сих пор тайна, кого на кого поменяли, но «менялись» Союз Художников Владивостока и Цзилиня. А мы были совершенно свободными художниками – хоть завтра! Практически, афёра.  Но, оказались в Цзилиньской Академии Искусств в Чанчуне. Год прошёл полным кошмаром, мы с мужем уже решили ехать домой и никогда не возвращаться… Нас буквально «подобрали» на полпути люди, ищущие преподавателей в новый Институт Наук и Технологий провинции Хунан.

В срединном Китае время тянется, как крахмаловая лапша. Самое постоянное- временное  началось в 2002 году, и никак не может закончиться. Наверное, просто всё хорошо?

В 2004 году Владимир получает золотую медаль, как лучший иностранный эксперт, из рук премьер-министра Китая Вэнь ЦзяБао. В 2008 г. получаю награду и я – скромнее – провинциального уровня. В 2015 в Москве Владимиру вручает Орден Дружбы председатель (президент) КНР Си ДзиПин.

Последние пять лет я соединяла две работы – пригласили в Гуанчжоу Опера Хауз. В Хунане с музыкой было скучновато. А вот отстроенное архитектором Захой Хадид уникальное здание Оперы заработало невероятно. Столько удивительных концертов и музыкантов, наверное, больше бы нигде не встретилось! И самой приходилось много играть – а это невероятный стимул и пища…

Вот и добралась я до стихов. Может, это от усталости, безумной суматохи мегаполисов и вокзалов, бесконечно новых встрясок и впечатлений… Просто они пришли в марте 2013 года. Пока не уходят. Кто-то их друзей завёл мне страничку на stihi.ru

Амбиций не было. Но меня напечатали в трёх альманахах. А в прошлом году премия «Наследие» причислила к финалистам.

Этой зимой бельгийский портал «Эмигрантская лира» делал огромный материал о русских поэтах в Китае. Даже не знаю, откуда они прознали обо мне, но опубликовали мои стихи: http://www.promegalit.ru/publics.php?id=16159

Были ещё публикации в «Зарубежных Задворках» – русских поэтических альманахах в Германии (вып. 25 и 28).

Так всё и идет.

Маленькими шажками на большую гору.

 

С уважением и любовью,
Ганина Анна,
Выпускница Камчатского колледжа искусств и Дальневосточного института искусств,

доцент кафедры скрипки Хунанского Института Наук и Технологий, преподаватель Учебного центра и участница концертов в Опера Хауз г. Гуанчжоу Опера Хауз г. Гуанчжоу, лауреат международного конкурса «Хрустальный Лотос” в Пекине.

 

Материал к публикации подготовила и сопроводила комментариями Ольга Орлова (Трофимова), музыковед, преподаватель Камчатского колледжа искусств, ведущая Камчатского концертно-филармонического объединения, лауреат Краевой государственной премии.